arrowl Ирина Геннадьевна Лоханова arrowr

  -

 Родилась в 1963 г. в г. Иванове.
 Закончила режиссёрское отделение Ивановского культурно-просветительского училища, а затем и режиссёрское отделение Московского Государственного Института Культуры (курс засл. деят. иск. России, профессора Баркана С.А.). Занималась детским и юношеским театром, руководила театральной студией, осуществила ряд театральных постановок, преподавала в Ивановском училище культуры.
 С 1987 г. - педагог Центра внешкольной работы Советского района г. Иванова.
 После рождения сына меняет направление творческой деятельности, организовав первое в городе детское объединение по художественной обработке кожи. Работы её учеников лидируют на всех проводимых выставках декоративно-прикладного творчества.
 В 1996 г. приезжает в г. Плёс, где знакомится с известным скульптором из г. Навои Валерием Куртмулаевым. Увлекается керамикой, и это выливается в ещё одно направление творческой, а затем и педагогической деятельности.
 В 2000 г. результаты творческих поисков объединяются в авторскую программу "Художественная обработка материалов", а Лохановой И.Г. присваивается высшая педагогическая категория.
 В 2001 г. в г. Иванове проходит её авторская педагогическая выставка, большую часть которой занимают скульптурные иллюстрации к произведению классика аргентинской литературы Хулио Кортасара "Истории из жизни хронопов и фамов", выполненные её учениками по её оригинальному творческому проекту.
 В январе 2001 г. Лоханова И.Г. становится лауреатом городской премии "Триумф" за личный вклад в развитие культуры и искусства г. Иванова.
 Продолжает заниматься педагогикой вопреки обстоятельствам жизни и времени. Участвует в многочисленных городских, областных и всероссийских выставках декоративно-прикладного творчества.

 


 

Статья "В ПЛЕНУ У РАДОСТИ" газета "БЕЛАЯ ВОРОНА" №2 

Ирина, конечно же, одна из самых отъявленных Белых Ворон, которых я знаю. Казалось бы — обучаешь ты детей искусству керамики, получаешь за это гроши, так хоть зарабатывай своим умением. Лепи сувениры, забавные поделки — выполненные с изяществом и мастерством, они раскупались бы мгновенно. Нет, она не может. Не хочет. То есть, летом иногда заставляет себя что-то слепить, продать — но для нее все это так муторно, скучно, неинтересно. Вот поразительный человек — совершенно не умеет продаваться. Что ж такого? — Сейчас продаются многие. Подороже, подешевле. Кто — за славу, кто — за достаток. Продаются, потом некоторые оправдываются, другие каются, сожалеют, печалятся. Все же люди — ничто человеческое нам не чуждо.

А пока мы разбираемся, что же нам чуждо, а что — нет, Ирина Геннадьевна лепит детские души, зажигает фонарики творчества, читает детям на занятиях записные книжки Антона Че¬хова, стихи Цветаевой и Северянина, произведения Кортасара и Хармса, книгу «Дух, душа, тело» архиепископа Луки Войно-Ясенецкого...

***

Познакомились мы лет 15 назад. В те времена занимался я в студии пластической драмы под руководством Дамиры Гареевой. Лоханова же только что окончила московский институт культуры, мастерскую гениального Семена Баркана.

Мы занимались в актовом зале ИвГУ. Лоханова врывалась на репетиции — все начинало вибрировать. Лоханова громко говорила, хохотала, размашисто двигалась, корчила физиономии, разыгрывала сцены, изображала кого-то в лицах, потом опять хохотала, опять разыгрывала — и так без конца. Смех этот был вестником какого-то другого, феерического мира кулис, премьер, грима, бессонных ночей, — словом, всего того, что мы называем театральным искусством.

Потом Лоханова успокаивалась, притихала. И я видел совсем другого человека. Умного и тонкого. Очень ранимого.

***

Любопытно, что покровительницу Ирины — святую великомученицу Ирину звали до принятия святого крещения Пенелопой. Пенелопа — символ верности. В тонком сне будущая святая увидела ангела. Он произнес: «Будешь называться не Пенелопа, а Ирина, ибо ты будешь для многих прибежищем и мирным пристанищем».

Ирина — в переводе с греческого — «мир», «благоденствие».

Доминанта жизни Иры Лохановой — верность. Близким людям, своему делу, своим убеждениям, идеалам. Верность, несущая мир.

***

Любому делу, за которое бы ни бралась Лоханова, она отдавалась безраздельно, с упоительной радостью.

Была у нее неповторимая театральная студия в 42-й школе, а потом, на базе дворца Меланжевого комбината, были увлеченные дети, ночные репетиции, долгожданные премьеры. Потом Ирина родила сына и с непринужденной свободой самовыражения освоила новое дело. Организовала первую в городе студию по художественной обработке кожи. Через несколько лет она принимается постигать, «божественное искусство» художественной керамики.

Ирина училась по книгам, наблюдала за работой блестящего керамиста Валерия Куртмул-лаева, «на лету» схватывала технические приемы. Ошибалась, «изобретала колеса», искала путь.

А потом вернулась к детям. Возможно, Ире захочется поспорить со мной — мне кажется, что педагогика — подлинное ее призвание.

Существуют такие расхожие выражения — муки творчества, радость творчества. Говоря о творческих людях, мы как-то поневоле становимся на котурны, изъясняемся высокопарно, поэтому часто лживо. В иных случаях мы нарочно донельзя огрубляем, упрощаем творческий процесс, низводим все до уровня художественных инстинктов, едва ли не физиологических конвульсий. А то погружаем все в бездну вялой инертной материи. Как удержаться от всех этих соблазнов?

Вот, и говоря о педагогическом призвании, журналиста так и выносит — знаю по собственному опыту — к лихим шаблонам. Благодарные воспитанники — чудесная тайна творческого общения — педагогическая мудрость — радость восприятия — взаимообмен — горение — парение — обучение — свечение — заветная мечта педагога - ученик, превзойди учителя — и т.д., — как выпалил бы все это мистер Джингль.

На деле же получается не то, чтобы совершенно иначе..., но и не так споро и слащаво. Вот кто-то из благодарных учеников недавно вытащил из кошелька любимой учительницы деньги.

Одаренные девочки — воспитанницы Лохановой — работают на продажу. Неплохо зарабатывают. А что? И делом заняты, и у родителей деньги не клянчат. Все довольны.

Что там, в детских головах, сердцах и душах? Не напрасно ли это все — публичные чтения, разговоры о прекрасном, добром, вечном, беседы по душам?

Глупый вопрос и даже не провокационный.

Оля Березина, Миша Грузнов, Оля Моисеева, Анастасия Архангельская и многие, многие дру¬гие Ирины ученики — все отправятся по жизни кто — вприпрыжку, кто — степенно. Кто-то возьмет с собой в дорогу цитату Чехова, кто-то строчку Цветаевой, кто-то — ничего не возьмет — не запомнит, забудет.

Дело не в том. Просто Лоханова — такая птица. Клюнет — поцелует — к сердцу прижмет — к Богу пошлет.

М. Е. 

© 2018 Русско-французский отель - ресторан «Частный визит». Все права защищены.